МИСТИЧЕСКИЙ ДНЕВНИК КИПРИАНА РОМАНОВА. СЛУЧАИ ИЗ ЭЗОТЕРИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ

Упокой мою душу

      

       Задумывались ли вы о том, почему большее количество провидцев, колдунов и ведьм приходится на малые населенные пункты типа сел, поселков, деревень, аулов и нередко на провинциальные города с численностью не более двух сотен тысяч официально зарегистрированного населения? Иногда складывается ощущение, что мелкие населенные пункты просто созданы для того, что бы гостеприимно принимать в своих не великих масштабах людей чувствующих тонкие миры. И не даром это так. Спокон веков именно в таких местах местные жители не знающие городской суеты и жаркой сауны в километровых пробках, придавали не малое значение приметам, обычаям и обрядам. В былые времена (как впрочем и до сих пор) коренные селяне начитывали заговоры на воду от сглаза, заговаривали земли своих огородов на хороший урожай, вбивали заговоренные гвозди в углы сараев для здоровья своей скотины и на заре молитвами зачитывали пороги своих домов от недоброжелательных гостей. В некоторых отдельных регионах нашей страны, в царские времена, жителей подозреваемых в колдовстве ссылали за черту городов обрекая их на жизнь в отшельничестве посмертно, и так со временем зарождались целые деревни и поселки существующие на карте России по сей день. Об одном из таких поселков и пойдет речь в этой истории.

       Осень 2016 года, поселок Абрамовка, ростовская область. На первый взгляд очень милое и тихое местечко, гостеприимные люди улыбающиеся проходя мимо и невысокие, уютные дома наполняющие своим колоритом узкие немногочисленные улочки. В одном из таких домов проживает семья, неприятности которой начались сразу после похорон бабушки... Об этой истории мне написала внучка Ангелина, на глазах у которой все это произошло.

       "Бабушка всегда отличалась своим суровым нравом и нелегким характером. С самого детства я и мои братья боялись ее. Она жила с нами в одном дворе, но при этом в отдельном небольшом флигеле, который мы старались обходить стороной. Как и для нас, так и для всего поселка не было секретом то, что моя бабушка Нина занималась магическими практиками и напряжении всей своей жизни она с неподдельной злобой буквально "воевала" с соседкой, которая жила напротив нас. Соседку звали Зоя, она постоянно ходила в церковь, держала все православные посты и чтила все возможные деревенские традиции. Бабушку Нину она раздражала буквально во всем, так как Зоя была доброй и счастливой женщиной. Магические практики нашей бабушки были очень темными и таинственными, она неоднократно предлагала моей маме научиться у нее этому сомнительному мастерству, но мама всегда сторонилась этого и никогда не разделяла с ней подобных интересов. Во второй части нашего дома проживает еще одна моя бабушка (по папиной линии), ее зовут Наталья. Она так же как и все мы особо не контактировала с бабушкой Ниной и очень часто, когда родители уезжали в гости в соседний поселок мы оставались с бабушкой Наташей, а она рассказывала нам о том, какими страшными вещами занималась бабушка Нина по молодости. Год назад бабушка Нина умерла. В страшных мучениях и предсмертных агониях она криком просила привести в ее флигель либо меня, либо мою маму, но мы не шли так боялись своими глазами увидеть то, о чем нам рассказывали отец и мои братья. Это было очень страшное зрелище... Будучи совершенно немощной физически, она кидалась стульями, переворачивала мебель и поджигала старые деревянные иконы. А как то раз, когда один из моих братьев зашел покормить ее он увидел то, что до сих пор не выходит из его головы - наша совершенно обессиленная бабушка стояла на своей постеле вниз головой совершенно голая, при этом нечеловеческим голосом и через смех читала молитву Отче Наш. Так и не дождавшись в соей комнате не меня, не мамы она умерла завернувшись в собственную простыню. Разумеется мы были к этому готовы и очень быстро организовали похороны, на которые сошлись практически все жители нашего поселка включая тетю Зою. В этот день пошел сильный ливень, мощные раскаты грома заглушали даже мои мысли, а каждый из соседей подходя к гробу по старому деревенскому обычаю клал бабушке монеты. У нас так делают, для того что бы откупиться от визитов души в первые сорок дней после похорон. Когда мы вернулись домой после поминок обнаружили вбитые в землю гвозди, а уже через какое-то время в нашем доме стали происходить самые необъяснимые вещи, которые нередко вводят всю нашу семью в ступор. Мы слышим ее шаги, в отражении зеркал часто видим ее силуэт, у нас начала дохнуть скотина и мы все начали часто болеть. Помогите нам!"


      В потемках даже самой черной души живет светлая надежда на прощение и отпущение. Не редко люди практикующие при жизни чернокнижные обряды и ритуалы на смертном одре призывают к себе священников для покаяния и благословения на вход в царствие Господне. Но в случае с этой усопшей все было совсем не так радужно... Бабушка Нина никогда не чувствовала вину за те действия, которые она совершала и как следствие ее душа была насквозь пропитана адским мраком и источала смрад разлагающейся морали. Священники говорят, что люди завершающие столь мрачный жизненный путь нередко до последнего издыхания служат Князю Тьмы, за что и называются безбожниками, которые уже при первом же дуновении смерти начинают гореть в Гиене Огненной, чем и объясняются все предсмертные муки и агонии умирающего псевдоправедника. В католицизме существует обряд изгнания темной силы из неповинной плоти инфицированного демоном несчастного человека, но в рамках православия такие обряды скорее исключение, чем правило.

      По всем данным особенностям тяжелых, предсмертных мучений бабушки Нины было понятно, что все ее черные практики это не являлись прихотью обиженной на жизнь женщины, дела обстояли намного серьезнее, так как ресурсы для исполнения темных дел давались ей не менее темными силами, для реализации служения оным. Вопросов было больше чем ответов. И приехав разбираться в этом деле я впервые за всю свою практику взял молитвослов, который достался мне от моей прабабушки.

        Зайдя на территорию двора, я отчетливо почувствовал запах формальдегида, что было странно, так как с момента похорон

миновал целый год. Рядом с флигелем, в котором проживала бабушка Нина стояло мертвое гнилое дерево, что еще больше сгущало краски в общей и без того не самой яркой картине. Присев выпить чашку кофе, я как обычно начал спрашивать у представителей этой семьи все вопросы, которые мне были интересны. Овладев полной информацией обо всем происходящем я уже было подготовился к сканированию пространства и вышел покурить поймав себя на мысли, что это будет один из самых долгих обрядов из всех, что мне приходилось делать ранее. Но вдруг меня схватила за руку мать отца семейства, та самая бабушка Наташа, которая так же проживала в этом дворе. Отведя меня в сторону она стала говорить полушепотом о том, чего не знал никто, кроме нее самой и от чего даже мне стало немногого не по себе...

       "Когда мы похоронили Нину, всю нашу семью охватила паника. Я каждый день читала молитву за молитвой, в попытках хоть как то защитить свою семью от духа этой ведьмы. Возможно это прозвучит странно, но мы все точно знали, что она не оставит нас в покое даже после своей смерти, так как еще при жизни она делала вещи, которые не поддаются никаким здравым оправданиям. Весь наш двор, каждый кирпич нашего дома и каждая горсть земли в нашем саду были прокляты этой женщиной. А за месяц до смерти она лично сказала мне о том, что не пройдет и года как мы станем уходить за ней один за другим. Вы можете себе представить какой ужас я испытала, когда мы вернулись с похорон и обнаружили вбитые в землю гвозди возле нашего двора? И все бы ничего, но уже через сорок дней "полетели первые ласточки" - мы схоронили нашу соседку Зою, ту самую, с которой Нина была на ножах буквально всю свою жизнь." - поделилась со мной происходящим Наталья.

"Вы считаете, что именно смерть Нины и гвозди в земле причастны к смерти Вашей соседки?" - задал я встречный вопрос.

"А как иначе? Я слишком хорошо знала Нину, что бы не поверить в то, что это просто стечение обстоятельств." - твердо ответила Наталья. Ее глаза бегали, одна рука нервно потирала другую, на лбу выступили капли пота а голос периодически срывался и дрожал.

" Вы выглядите слишком озадаченной и напуганной для человека, который просто владеет подобной информацией. И почему Вы сейчас отвели меня за угол и перехватили в тот момент, когда вышел покурить? И вообще почему Вы не рассказали все это мне, когда я находился со всей Вашей семьей на кухне? Или есть что-то, о чем не знает никто?" - решительно продолжил наш диалог я.

          Нервно покусывая губы и тяжело выдохнув Наталья ответила - " В свете всех этих событий я в тайне ото всех обратилась к местной знахарке, которая так же хорошо знала Нину как и я. По ее совету я была вынуждена совершить самое настоящее святотатство. Всеми правдами и неправдами я отправила детей и внуков в гости к нашим родственникам из соседнего поселка, а сама в ночь накануне сорокового поминального дня пошла на могилу Нина и воткнула самодельный осиновый кол в землю на уровне ее сердца... После этого и начались все наши неприятности..."

В пугающем многообразии магических практик и обрядов есть нечто поистине таинственное. Многие люди зачастую не обращают внимания на то, что действительно того стоит, а многие слишком впечатлительно относятся к тонким мирам и во всем видят мистику. Но как бы мы к этому не относились, невозможно отрицать наличие сверхъестественных проявлений в нашей жизни. Ведь очень часто многое из происходящего с нами не является таковым как кажется...

После всего, что я узнал от всех членов пострадавшей семьи как в общем, так и в частности, мне понадобилось какое-то время что бы осознать и в полной мере оценить все масштабы этой ситуации. Другими словами я был в тупике. Совсем не часто приходится менять направление своей работы находясь уже непосредственно на месте событий. Одну за другой я делал затяжки табачного дыма, и с каждой из них в мою голову все больше и больше скапливались мысли о происходящем здесь, как вдруг я ощутил небывалую слабость в ногах. Присев на скамейку рядом с домом я не надолго отключился... В моей голове звучали голоса, много голосов, складывалось такое ощущение будто я был в центре шумных, торговых рядов. Одни голоса настойчиво требовали убраться из этого дома и больше никогда не появляться там вновь, а другие оказывали поддержку в моих любых начинаниях.

"Что с Вами? Вы в порядке?" - спросил у меня один из внуков Нины Владимир.

"Мне нужно в церковь! Прямо сейчас!" - придя в себя ответил ему я.

На мое счастье ближайшая церковь, как в принципе и все в этом поселке находилась совсем не далеко от нас. Скорее это была крохотная часовенка, совершенно неприглядная на вид, с постаревшими от времени стенами и неровными, ветхими ставнями на окнах. Она находилась недалеко от исторического памятника, который в свое время был дачей именитого русского композитора, и этот исторический памятник был не менее загадочный и жуткий, чем тот дом, в котором мне предстояло работать. Войдя в часовню я остался наедине с самим собой. Я поставил свечу у иконы священномученика Киприана, сел на скамью и просто закрыл глаза... Я почувствовал тепло, которое окутывало меня, затем чувство полного расслабления, после чего у меня начались видения.

За моими плечами хлопнула дверь часовни. Чьи-то медленные и тяжелые шаги приближались ко мне сзади, а эхо темного и уютного зала разбавляло их звуки в куполе старого здания. Мне очень хотелось повернуться назад и посмотреть в глаза тому, кто зашел, но словно какая-то сила мешала мне стлать это. Несколько секунд спустя я почувствовал прикосновение руки на своем левом плече и на этом шаги прекратились. Далее раздался голос...

"Твоя сила столь сильна как и твоя вера. Тебя и деяний твоих - ничтожно мало что бы помочь тем, кто просит тебя о помощи. Только Всевышний может противостоять истинному злу и только он может повести тебя правильным путем. Если мысли твои чисты, доверься Ему и Он никогда не оставит тебя. Ежели нет, то уноси ноги свои пока не село солнце..."

Я оцепенел... Я не знал кто это, но четко понимал, что стою перед решением одной из самых сложных задач в своей жизни... Находясь все в том же видении я ощутил могильный холод, который словно дикий плющ окутывал мои ноги. По старому, деревянному полу часовни разлился густой и

приземистый туман, я поднял глаза вверх и моему взору представилась самая мрачная картина из всех, что мне довелось увидеть. Некогда ровные и закрашенные светлой побелкой стены превратились в темно-серые неровные и треснутые перегородки, на которых были видны сырые и темные корни деревьев, все иконы на них были изуродованны - испачканные, разбитые, полуженные изображения с проткнутыми насквозь глазницами из которых вылезали белые и скользкие опарыши словно фарш из мясорубки, в углу зала загорелся иконостас, крест, который висел над алтарем был перевернут, а сам алтарь был осквернен гнилыми яблоками. В своем видении я закрыл глаза и начал молиться, судорожно перебирая в уголках своей памяти все молитвы, которые знал, я внезапно почувствовал чье-то присутствие неподалеку от меня. Открыв глаза я увидел пожилую женщину в черном платье стоящую за оскверненным алтарем часовни, ее лицо закрывала черная фата, а тихий шепот был столь быстрым и невнятным, что я не смог разобрать ни слова. Я все смотрел на нее и пытался понять, что именно она начитывает как вдруг она остановилась и повернув голову в мою сторону отчетливо сказала

- "Ты не сможешь противостоять мне долго! Не одну ночь тебе придется потратить на это, но если все-таки твоя вера так сильна, тогда я даю тебе три ночи, а ты сделаешь то, что должен..."

-" Что я должен сделать?" - спросил ее я.

-"Успокой мою душу!" - исчезнув скала она. И я очнулся.


Ведьмины похороны - обряд прощания с усопшей женщиной, при жизни владеющей магической силой, которая зачастую пугает и настораживает окружающих. Если ведьма уходит из жизни в своем ложе, она обязана передать свою силу более молодой женщине или девушке через прикосновение руки, если же такой возможности не представляется, над телом умирающей женщины гвоздем в потоке пробивают дыру, поскольку сила должна так или иначе найти свой выход и утолить мучения физического тела ведьмы. Но в самых редких случаях близкие люди не придают значения этим обычаям, тогда физическое тело не выдерживает последних агоний и мук, а сила ведьмы остается в родных стенах. Именно так и произошло в уютном сельском доме семьи моей клиентки...

По пути из часовни я попросил оставить меня одного. Всю дорогу я шел и размышлял о своих видениях и о тех фактах, которых я узнал. Небо над моей головой стало сгущаться темными тучами предвещая сильный ливень, разыгрался ветер и только скрип сухих осенних деревьев растущих вдоль улицы вкрадывался в мои мысли ржавым скальпелем животного страха перед неизвестным. Пройдя чуть более четырех сотен метров я оказался рядом с домом моей клиентки... Ответ пришел в голову сам собой - моя задача служить Господу и я полностью верю Ему во всем.

Зайдя в дом не долго думая, за несколько часов до заката я принялся доставать свой эзотерический инструмент из своей рабочей сумки, как вдруг в комнату зашла Наталья.

"Я и моя семья очень надеемся на Вас" - обронила она, пристально посмотрев на меня - "Вы - наша последняя надежда."

"Бог - ваша первая и последняя надежда!" - недолго думая ответил я.

Вооружившись свечой, ладаном и своей колодой карт я пошел осматривать комнаты дома. Конечно после всего, что произошло со мной сегодня это была уже просто формальность, но я должен был точно понимать, что это не сон. Я зашел в гостиную, внимательно всматриваясь в пламя свечи я увидел старорусские буквы на стенах комнаты, точнее слова написанные ими, слова в окончаниях которых часто фигурировал твердый знак. Это были старые заклинания, ужасающие слова около сотни раз прочитанные бабушкой Ниной и на века закованные в стены старого сельского дома. Они были похожи на темно-красные разводы ртути, а в свете свечи бликовали словно свежее варенье. В голове женский шепот начитывал их без устали. И только резкий и пронзающий звук грома заглушил этот шепот. Начался сильный дождь. Я подошел к окну и отвлекся на причудливый живой пейзаж, который капли рисовали на стекле. Внезапно сзади я услышал скрип, словно что-то раскачивалось с одинаковой амплитудой туда - назад, туда - назад... Я обернулся и в пламени свечи увидел старинную, деревянную детскую колыбель, накрытую белым вышитым кружевом. Она равномерно раскачивалась на дугообразных ножках. Я направился в сторону этой колыбели и подойдя поближе я уже хотел снять кружево и посмотреть на младенца, который был спрятан под ним, но вдруг почувствовал, что меня что-то остановило. Я развернул ладонь своей свободной руки и увидел на ней кровь, а голове раздался плач младенца. Тут же за моей спиной прозвучали быстрые шаги, словно кто-то убежал в следующую комнату. Я отправился в след за этими шагами и оказался в спальне. В этой спальне я увидел полностью одетую

в черное, молодую женщину лет тридцати пяти и напротив нее сидел опечаленный мужчина примерно ее же возраста, который нервно мял в своих руках головной убор. Между ними стояли две большие напольные свечи, а центре этих свечей стоял маленький детский гробик на двух деревянных табуретках. В моих ушах повисла мертвая тишина разбавленная тихим и глухим женским плачем, а этот мужчина вышел из комнаты совершенно не замечая меня, в тусклом свечении на его щеке промелькнула скупая скорбная слеза, а за ним тянулся шлейф от прикуренной самокрутки. Провожая глазами его у меня за спиной раздался детский смех, который быстро пронесся мимо меня вслед за этим мужчиной, будто невидимый ребенок побежал за ним, и я последовал в том же направлении. И так я оказался в ванной комнате, только она в моем видении больше напоминала скромную, деревенскую баню. Все в дереве, тусклый свет керосиновой лампы и небольшое зеркало на стене. Мужчина подошел к это зеркалу, достал из темного угла комнаты ружье, направил его в нижнюю челюсть и выстрелил... Комната тотчас покрылась каплями крови, а детский смех приблизился к зеркалу. Подойдя к этому зеркалу, я посмотрел через свечу в отражение, но только вместо себя я увидел образ той самой женщины из часовни, в той же черной фате, только с моей свечой в руках.


Ночь Первая


Смеркалось. Час за часом сумрачный поселок приближал меня к моей первой ритуальной ночи в доме бабушки Нины. Я сел за стол поужинать в кругу семьи, которая ждала от меня помощи и была весьма обеспокоена моим состоянием.

"Вы себя хорошо чувствует?" - спросила мать моей клиентки Ольга.

"Более чем." - коротко ответил я. "Одно мне покоя не дает... Когда я час назад осматривал дом через свечу я увидел события прошлого, произошедшие в этом доме... Я видел убийство младенца и самоубийство какого-то мужчины в вашей ванной комнате... Что это может значить?" - спросил я у Ольги. В этот момент в кухне повисла напрягающая тишина.

"Мы не думали, что это правда..." - волнительно ответила Ольга. "Когда моя мать (Нина) была еще совсем маленькой девочкой, ее отец изменил своей жене с соседкой, та в свою очередь от него забеременела и родила ему сына. Для того что бы это тайна не покинула нашего дома и не очернила репутацию семьи, они с женой приняли решение воспитывать мальчишку как своего в этом доме. Для этого его жена Анастасия ( бабушка Ольги) не покидала стены дома около полугода и на протяжении всего этого времени попрекала и ругала своего неверного супруга на глазах у маленькой Нины. Ребенок родился в доме, точнее в том флигеле, где умерла бабушка Нина, а вместе с этим ребенком в семье родились скандалы и ругань, каждый вечер Анастасия в обидах на своего мужа рассказывала своей дочери о том, что ее отец монстр, а родившейся мальчишка - плод греха и раздора всей их семьи... Ходят слухи, что Нина, будучи совсем юной девочкой убила

своего сводного брата прямо в его кроватке, а ее отец не вынес этого горя, стыда и постоянных упреков жены, в следствии застрелился..."

"Кто рассказал Вам об этом?" - поинтересовался я.

"Наша соседка, тетя Зоя, Царствие ей Небесное." - ответила Ольга.

"А не с ней ли Ваш дед изменил своей супруге? И не ее ли сын родился в стенах этого дома?" - логически домыслил я.

"Именно так..." - не хотя ответила мне Ольга.

Именно так пазл всей этой ситуации наконец-то сложился в одну ясную картину. Теперь я понял, что видел этот дом глазами бабушки Нины, понял для чего она показала мне все это, осознал почему она всю жизнь враждовал с соседкой Зоей и главное, я понял что за гвозди были вбиты в землю в день похорон.

Зоя всегда хорошо относилась ко всей семье моей клиентки. Нередко угощала детей сладостями, а взрослых одаривала спелым урожаем из своего огорода. В день похорон, она сделала все, что бы защитить этот дом и совершила весьма сильный ритуал вбив гвозди в последней путь озлобленной покойницы, за что та в отместку забрала ее на сороковой день после своей смерти. Но только если бы Наталья знала об этом, она бы не совершила обряд с колом на кладбище так как именно он вернул не упокоенную душу Нины обратно в дом.

Сложив все кусочки головоломки, я дождался, когда старинные напольные часы пробьют половину двенадцатого,

взял свой молитвослов, семь больших свечей, ладан, святую воду и отправился в тот самый злополучный флигель для совершения первого ритуала.

Стоило мне только переступить порог этого домика, я с первой же секунды почувствовал сильное волнение, сердце бешено заколотилось, но назад дороги не было. Со мной Бог, со мной моя вера. Изнутри жилище представляло собой небольшую прихожую и выходящую из нее комнату с периной и металическим изголовьем, все это умещалось приблизительно на двенадцати квадратных метрах. Ничего зловещего в интерьере не было, скорее больше походило на типовую комнату деревенской бабушки. Напротив кровати стояло старое зеркальное трюмо, именно так я отыскал себе самое подходящее место для проведения моего ритуала. Удобно устроившись между кроватью (место смерти) и зеркалом (портал в мир мертвых) я сделал на полу круг из соли и ладана, что придает защиту от нечисти во время таких ритуалов, далее взяв с собой молитвослов и свечи я сел в центр этого круга, подвжег остатки ладана, зажег одну из семи свечей и принялся читать молитву. Первые два часа чтения молитвослова и произношения особенных заговоров не происходило ничего страшного и я уже подумал, что все не так уж и плохо, но как только я об этом подумал... Сзади меня раздались шаги, я открыл глаза и увидел как за пределами моего круга на старом деревянном полу со скрипом появляются земляные, мокрые следы, а в комнате резко запахло могильной землей. Я принялся читать молитвы громче и по прошествию какого-то времени все утихло, комната приняла прежний вид и в окно постучался первый луч утреннего солнца.

Выходя из этого дома и не чувствуя ног от усталости, я дошел до уготовленной мне комнаты и провалился в сон с ужасом ожидая следующей ночи.


Ночь Вторая

"Наконец, братия мои, укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его. Облекитесь во всеоружие Его, что бы вам можно было стать против козней диавольских. Потому что наша брань не против плоти и крови, но против начальств, против властей, против мироправителей века сего, против духов злобы поднебесных" - Ефесянам 6:10-12.

ВАЖНО!!! (Цитируя эти стихи из Библии я не имел в виду ничего, кроме игр Нечистого. Так же оговорюсь, что это примечание не несет в себе никакой политической нагрузки, лично в моем контексте.)

В обед следующего дня, проснувшись, я сел выпить чашку кофе и записать в своем дневнике все, что происходило прошлой ночью во время ритуала. Ко мне подсела моя клиентка Ангелина. Она с интересом расспрашивала меня о событиях прошлой ночи и том, что я думаю об этом. В интересах эмоционального спокойствия своих клиентов я никогда не рассказываю им о деталях произошедших во время ритуалов, пока я не закончу работу полностью. Весь остаток светового дня до самого вечера прошел спокойно и как обычно, мои клиенты занимались своими хозяйственными делами, а я подготавливался ко второй ночи ритуала. В восемь часов вечера мы снова сели ужинать. Ох уж эти деревенские ужины... Стол ломился от количества блюд, которые с заботой и любовью приготовила для нас Ольга.

"Снова стемнело..." - подметил Владимир - "Вам не страшно возвращаться в эту проклятую лачугу?" - спросил меня он.

"Для меня это работа. Я не имею права показывать свои эмоции, так как это может нанести мне урон во время моего ритуала. Вы же не боитесь резать свой скот для продажи?" - лавировал я.

"Тонко подмечено." - улыбнувшись ответил Владимир.

Наша трапеза была насыщена разговорами, анекдотами и курьезными историями. Складывалось ощущение будто они пытались отвлечь меня от мыслей о предстоящей ночи. Но вдруг что-то пошло не так... Совершенно внезапно у себя во рту я отчетливо почувствовал вкус чего-то очень мерзкого, а по ощущениям кусок говядины, которую я ел превратился в какое-то желе. Из чувства такта я отошел в уборную и выплюнул остатки ужина, однако по возврату, я обнаружил, что все остальные сидящие за столом были озадачены не меньше меня. Мало того, что мясо резко утратило свои вкусовые качества и стало попросту не съедобным, но и вся остальная еда на столе потеряла свой внешний вид, а запах тухлятины ударил в нос со страшной силой.

"Этого не может быть!!! Все продукты абсолютно свежие!!!" - прибывая в шоке закричала Ольга.

"Я сам лично зарезал теленка сегодня днем!" - возмущенно подметил отец семейства.

Когда все последствия странного и испорченного ужина были устранены вместе с аппетитом, ко мне подошла Ангелина и с ужасом стала расспрашивать о произошедшем. Я не знал, что ответить ей на это и пообещал отыскать причину до моего отъезда во что бы то не стало. В скором времени все немного успокоились, на часах стрелки снова показали назначенный час и я направился в сторону флигеля.

Вооружившись все теми же инструментами для работы, я снова и на том же месте сделал солевой круг с добавлением ладана. Начав чтение молитв и заговоров я с содроганием ждал полуночи. Многие знают, что в сутках существуют часы, когда старый день бесследно уходит, а новый только готовится вступить в свои права. Это те самые "волшебные" часы с полуночи до трех утра, в эзотерической литературе и в писаниях древних знахарей окрестили как "порог дьявола" и надо сказать не спроста. Ведь именно в это время суток все самое нечистое дает о себе знать. Моя же интуиция подсказывала мне, что в этой сельской местности временной пояс запаздывает на час. И я снова оказался прав... Примерно в час ночи за своей спиной я услышал звук швейной машинки, которая стояла в другом углу комнаты, в которой находился я. Сомкнув глаза я проложил молится во весь голос. Но с этого все только началось... Буквально рядом с собой, в районе кровати я услышал невероятный шорох, я открыл глаза и увидел как из-под кровати в разные стороны разбегалась целая куча крыс издавая характерные звуки грызуны усеяли собой всю комнату за гранью моего круга. Секундой позже я кинул свой взгляд на кровать... Перина разрывалась в клочья, а из нее вылезала целая кодла змей, они с проворным шипением опускались с кровати на пол и вились косичкой по контуру моего солевого круга. Я понимал, что это игры Нечистого, так как мой круг не остановил бы реальных змей и крыс. Закрыв глаза я продолжил молиться под звук грохочущей швейной машинки, но вскоре услышал первых петухов, в комнате стало тихо, а в окне появилась заря. Еще одна ночь позади...

Выкуривая свою утреннюю сигарету на пороге дома я понял, что испорченный накануне ужин был знаком запугивания перед изгнанием, но что же произойдет этим вечером?


Воскресное сельское утро. Два часа до обеда. Мой глубокий и спокойный сон прервала забежавшая в мою комнату Ангелина.

"Пойдемте! Вставайте!" - обеспокоено причитала она - "Вы должны это увидеть!"

Спросонок, я быстро оделся и последовал за Ангелиной. Должен сказать, что это был самый бодрый подъем в моей жизни. Но то, что я увидел минутой позже пробудило меня сильнее чашки крепкого двойного эспрессо... Стоя возле загонов со скотиной вся семья прибывала в тихом шоке... Обойдя их я не поверил своим глазам... Весь скот, который уцелел к моменту моего приезда лежал на земле и конвульсивно дергался в судорогах.

"Что это? Что с ними?" - спросил меня Владимир - "Такого раньше никогда не было."

И тут я получил ответ на свой утренний вопрос. Все, что происходило с живностью было еще одним знаком запугивания. Объяснив это своим клиентам, я их немного успокоил, но чувство страха невозможно было сдержать никому и уже через час мы уехали из дома на рынок за продуктами, а что бы не повторить события прошлой вечерней трапезы мы отправились поужинать в местную забегаловку.

Зайдя в сельское кафе, я понимал, что не получу первоклассного городского обслуживания, но и не ожидал того, что завсегдатые этого заведения будут смотреть на меня как на пришельца. Усевшись за уютный столик мы продолжали

делать вид, будто ничего не произошло, но только в этот раз было уже не до анекдотов. Понимая, всю обеспокоилось своих клиентов я прокручивал в голове все возможные варианты слов поддержки, как вдруг за соседним столом я увидел ту же даму в черной фате... Это оно! Ее душа близка. Значит ритуал идет в правильном направлении. Я окончательно успокоился, но так и не рассказав причину своего хорошего настроения, закончив ужинать я вместе со всеми уехал домой, ведь снова наступила ночь... Последняя ночь.

По возвращению домой все разбрелись по комнатам, я же начал подготовку в заключительному ритуалу. И вот снова половина двенадцатого, снова бой часов и уже знакомые мне четыре стены.

Разложив все в том же порядке, перед началом своего обряда, я дал себе обещание во что бы то не стало не открывать глаза. Но время прошло и как по расписанию вокруг меня снова стала происходить чертовщина... Сидя на полу, в центре защитного круга, сквозь пелену зарытых глаз и чтение заученных молитв я услышал звук забиваемых в дерево гвоздей. Каждый стук молотка отчетливо слышался мне все ближе. Я старательно держал веки глаз сомкнутыми и пытался перекричать словами молитв и заговоров этот проклятый стук. Через несколько секунд звук отдалился от меня и я почувствовал запах гниющей плоти и чье-то копошение на кровати. Совершенно не задумываясь, поддавшись условному рефлексу я приоткрыл глаза и посмотрел на постель... На ней сидела пожилая женщина, ее одежда была вся в земле, в одной руке был молоток, а другой рукой она судорожно доставала доски из кровати, от страха на моих глазах выступили слезы, я понял, это была Нина... На одно мгновение я остановил чтение своих молитв и она тотчас повернулась ко мне.

"Смотри! Я все почти приготовила все для тебя!" - сквозь смех сказала она.

Приподняв голову чуть выше, в отражении зеркала я четко увидел очертания гроба сбитого ею из постельных досок, а внутри аккуратно сложенную перину и подушку... В этот момент я опешил, забыл на каком месте я остановился в своем чтении, но в попытках его вспомнить я услышал страшный и пугающий гул, стены начали дрожать, штукатурка обильно осыпалась на пол, а пространство комнаты становилось все более узким... На секунду я уже почувствовал себя в этом гробу...

"Я уложу тебя рядом с собой, колдунишка! Твоя вера слаба!" - продолжала ехидно причитать она.

И в этих словах я будто услышал подсказку. Воспаряв духом я выставил по кругу все оставшиеся свечи и в течении семи раз прочитал молитву "Отче Наш"... В комнате снова стало тихо. Я открыл глаза и увидел в окно как в первых утренних лучах Нина навсегда покидала свой дом...

Закончив работу я вышел из флигеля, где меня встретил Владимир.

"Ты знаешь, это и впрямь была проклятая лачуга." - с усталым сарказмом сказал ему я.

На утро мы отнесли зеркало на могилу Нины и прикопали его там. Я почистил общий дом, окропил землю двора и огорода святой водой и провел чистку каждого члена семьи по отдельности. Уже после обеда того же дня я покидал это место с чувством выполненного, ночью наконец-то был дома.

На сегодняшний день семья Ангелины живет в счастье и здравии, ряды их живности снова пополнели, а грядки огорода плодоносят лучше чем у соседей. По сей день раз в году они привозят мне счастливые новости о себе, а в благодарность дарят огромную корзину сельских деликатесов. Ну а я понял, что мою веру в Господа уже не победит ничто на этом Свете.

"Итак покоритесь Богу, противостаньте диаволу, и убежит он от вас" - Иакова 4:7